Книга о сенситивном тренинге

СЕНСИТИВНЫЙ ТРЕНИНГ

СОЗДАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТА XXII ВЕКА

Сенситив — это практика, которая позволяет реально почувствовать свои возможности, прикоснуться к миру высоких психотехнологий, научиться владеть своим сознанием, как инструментом.
Это не экстрасенсорика или мистика — психология и виртуозное владение своими каналами восприятия. Методы решения задач, которые оказываются в нашем распоряжении после прохождения курса, на порядок разнообразнее, чем прежде. Человек, обладающий обычным уровнем восприятия, обретает способность выделять нужную в данный момент информацию, структурировать ее для наиболее полного осознавания, а так же рационально и максимально результативно применять.
Сенситивный тренинг проводится для бизнесменов, врачей, психологов и психотерапевтов, педагогов, руководителей высшего звена, представителей силовых структур, а также для людей, заинтересованных в повышении своего уровня восприятия информации, в диагностике окружающей действительности в самом широком смысле.
Автор методики — основатель психологической Школы рациональной психотехники, доктор философии в области психологии Рейнин Г.Р.
Занятия проводятся 4 дня по 4 часа.

Цели I ступени сенситивного тренинга:
• азбука управления инструментами внимания и восприятия;
• освоение новых эффективных стратегий управления восприятием;
• увеличение пластичности психики, ее адаптивных возможностей;
• одновременное включение образной и логической сфер сознания;
• активизация творческих способностей;
• практические навыки диагностики, в т.ч. в таких областях как медицина, социум, бизнес, информационные потоки;
• повышение устойчивости к негативным внешним воздействиям.

КНИГА О СЕНСИТИВЕ
(Приведена в сокращении)

Чего обычно ожидают от человека, который приглашает на тренинг? Что он Вам расскажет, что это такое и зачем это нужно. Сейчас я попытаюсь это сделать.
Сенситивный тренинг – базовая методика школы Рациональной Психотехники, в русле которой работает Студия Актуальной Психологии. Это направление практической психологии сложилось в последние десятилетия двадцатого века в России. Основатель Школы и автор сенситивного тренинга – петербургский ученый Григорий Романович Рейнин, академик Международной Академии Информатизации, Связи, Управления в технике, природе и обществе (МАИСУ).
За несколько десятилетий работы инструкторов сенситивного тренинга в России и за рубежом стало очевидным, что описать в нескольких словах, что же происходит на сенситиве, невозможно. Оставаясь техникой работы с восприятием, тренинг может быть ориентирован на разные конкретные задачи, может содержать разные варианты упражнений, включать разное количество телесноориентированных и медитативных практик и так далее. Это зависит непосредственно от группы, от людей, для которых этот тренинг проводится. Поэтому рассказать о сенситиве трудно.
Но, видимо, возникла такая необходимость, потому что простой, наглядный и достоверный способ объяснить интересующимся, зачем нужен сенситивный тренинг, сложился сам – из отзывов людей, прошедших эту практику. Для того, чтобы у Вас сложилось наиболее полное представление о сенситиве, далее приведена статья Г.Р.Рейнина, а потом – отчеты, отчеты, отчеты… Надеюсь, что благодаря им у Вас появятся ответы на старые вопросы и возникнет много-много новых. И если так случится, приходите на сенситивный тренинг,
мы ждем Вас!

Ольга Косулина
руководитель Студии Актуальной Психологии,
психолог, инструктор сенситивного тренинга

СТАТЬЯ Г.Р.РЕЙНИНА О СЕНСИТИВНОМ ТРЕНИНГЕ

В современной теории информации в качестве единицы информации принят один двоичный разряд или один бит. Любое сообщение можно оценить количественно, подсчитав число двоичных разрядов, которое потребуется для его кодировки. Количественная теория хорошо разработана и успешно применяется в самых разных областях техники, связанных с приемом, переработкой и передачей информации. Быстродействующие персональные компьютеры, мощные базы данных, языки програмирования высокого уровня, всемирная информационная сеть прочно входят в жизнь современного человека. В эру высоких технологий человек зачастую становится придатком “умных” машин. Современная психология, в свою очередь, все чаще использует компьютерные аналогии для описания психических процессов человека.
Сенситивный трениг – попытка рассмотрения информационных процессов с позиции знаний о месте человека в мире и о его взаимодействии с реальностью. Что знают об информации традиции, исследующие человека и его взаимодействие с миром? Как будут выглядеть представления об информации в зеркале знаний о восприятии, имеющихся в психологии?

Постараемся рассмотреть, как работают механизмы человеческого восприятия, и, главное, обратить особое внимание на ограниченность нашего восприятия.
Человек состоит из людей, сделан из людей и делается людьми. Построение физического тела, социализация, формирование системы верований — все эти процессы присутствуют в жизни каждого человека. В результате у человека возникает возможность как-то видеть этот мир, как-то о нем думать и каким-то образом общаться с другими людьми. Можно сказать, что в каждой культуре существует стандартный вариант этого механизма, и для каждого этноса он свой. В данной конкретной культуре существует некоторый стандартный вариант возможностей восприятия, который формируется в ходе социализации.
Пока ребенок растет, пока его воспитывают, ему объясняют что можно, чего нельзя, что хорошо, что плохо. При этом формируется оценочное мышление, то есть положительное или отрицательное восприятие каких-либо явлений или объектов этого мира. Дальше происходит формирование более сложных понятий: образ друга, образ врага, хороший человек, плохой и т.д. Этим занимается сфера образования, то есть создается определенная система образов, на которой базируется наше восприятие.
Система эта достаточно сложна, потому что надо так сформировать человека, адаптировать его в социуме, чтобы он мог общаться с другими людьми, чтобы он знал законы: юридические кодексы, правила уличного движения, наконец, законы вежливого общения с другими людьми. Нужно дать ему какое-то профессиональное образование, сформировать у него необходимые «кнопки», а также убедиться, что они работают, что он управляем, не опасен и социально адаптирован.
На этот процесс, хотя и длится достаточно долго, отводиться вплоне определенное время: если ребенок до десяти лет жил с волками, он будет максимально приспособлен к волчьему, но не к человеческому социуму. Программы первоначальной социальной адаптации так или иначе отрабатывают в определенном возрасте, и дальше их уже нет.
Давайте теперь немного подумаем об ограничениях. Какие же реально ограничения имеет этот прекрасный инструмент — человеческое сознание, а конкретнее, та его часть, которая занимается восприятием? Что такое вообще восприятие? Всегда ли мы способны что-то воспринимать? Когда, в каком случае мы что-то видим? Например, мы можем узнать и назвать человека, только если мы знакомы с ним.
Восприятие — это всегда узнавание. Мы не можем увидеть то, чего не знаем. Никакими органами ощущений мы не сможем войти в соприкосновение с чем-то, что не представлено в нашем описании мира. Таким образом, я вижу то, что я знаю. Мои знания тоже не висят в воздухе. Они базируются на каких-то определенных постулатах, то есть должны быть какие-то аксиомы, какие-то вещи, которые я принимаю безоговорочно, приписывая им статус существования. Это то, что безусловно и несомненно, то, во что я верю. А безусловно верю я в то, что вижу. В этом месте круг замыкается: я вижу то, что я знаю, знаю то, во что верю и верю в то, что вижу. Здесь всегда соблюдается точное равновесие между тем, что человек видит, и тем, что он знает, то есть между тем восприятием, которое имеется в его реальной жизни и его индивидуальным описанием мира.
Рассматривая процесс восприятия целостно, мы можем сказать, что в каждый момент времени происходит разрушение и сотворение мира. В каждый момент времени происходит выделение из реальности объектов в соответствии с определенным описанием и сотворение той самой картины мира, картины реальности, которая и предстает перед нашим сознанием. В этом смысле в каждый момент времени каждым человеком мир творится заново. Этот процесс идет с такой колоссальной скоростью, что мы его, конечно, увидеть не можем. Об этом процессе писали древние книги 1000, 2000, 5000 лет назад. Это есть в Ведах, древние мудрецы вели серьезные разговоры об иллюзорности мира.
Древние говорили — без субъекта нет объекта. Конечно, нет, да и не может быть, потому что, если данного объекта нет в моем субъективном описании мира, его нет и в моем восприятии. И в этом смысле я каждый миг творю вот эту свою объективную реальность, данную мне в ощущениях. Что внутри, то и снаружи, что в описании, то и в картине, то есть в восприятии.

Однако оказывается, что большинство ограничений, устанавливаемых в процессе социализации, в достаточной степени условны, и существует много методов, позволяющих эти ограничения снимать и преобразовывать. Как же изменить свой объем восприятия в информационно-энергетической зоне? Для этого существуют разного рода психотехники. Фактически, любая психотехника — это костыль для сознания, имеющего запрет, сознания, которому куда-то нельзя. И вот вдруг оказывается, если использовать какой-то хитрый способ, какую-то технику, то запрет можно обойти.
Здесь существует два варианта использования таких костылей, и мне хотелось бы их четко разграничить. Это вариант осознанный и вариант неосознанный. Давайте начнем с какого-нибудь простого примера. Например, маятник или рамка. Сейчас это стало уже общим местом. Никого уже не удивляет, когда работают с рамкой или с маятником, или с падеромоторным письмом. Человеку предлагается некий инструмент. Ему говорят: “Ты, конечно, сам ничего особенного не умеешь, но есть такая замечательная штука и, если ее правильно держать в руках и задавать ей вопросы, можно, оказывается, получать ответы”. То есть можно получать информацию, которая в действительности не является предметом твоего личного опыта, а приходит откуда-то “оттуда”, из какого-то там “места”. В зависимости от того, какое описание мира данная система верований предлагает, “места” бывают самые разнообразные. Человек может обратиться к представителям внеземной цивилизации с Ориона или Сатурна или великим учителям, которые существуют где-то в глубинах космоса, или какому-то иному потоку тонкой энергии и начать получать оттуда информацию. В его описании мира возникает некая вещь, которая позволяет куда-то ”выйти”, с чем-то соединиться, чтобы получить новую информацию или открыть новую возможность.
Сейчас много систем, действующих в рамках биоэнергетического мифа, различного рода методик взаимодействия с энергетическими потоками и полями. Вам подробно рассказывают, какого цвета здоровье, какого цвета болезни, как выглядят чакры, как ощущается, допустим, воспаление или опухоль. То есть вы в свое описание мира вводите некоторые новые понятия, некоторую новую систему обозначений и через какое-то время путем определенных упражнений начинаете видеть ауру, чувствовать потоки энергии, диагностировать состояние тех или иных объектов. Это может быть работа с какими-то звуками, вибрациями, когда человек воспринимает звучание одного или другого предмета. Можно видеть различные цвета или пользоваться тактильными ощущениями, получая, соответственно, какую-то информацию. Можно нюхать. В Китае, например, существует система обнюхивания больного. Ученику объясняют, что вот эта болезнь пахнет как мускатный орех, а эта болезнь пахнет полынью. В конце концов, возникает довольно тонко дифференцированная система, при помощи которой врач имеет возможность диагностировать множество болезней. Существуют и другие системы, где люди определяют вредные воздействия в каком-то виде, обозначая их как сглаз или порчу, и уже воспринимают их в форме определенных структур так называемой энергетики.
Однако, все эти системы неосознанные. В любой из них человеку объясняют, как что-то выглядит “на самом деле”. И у любой из этих систем есть опасность стать патогенной. Термин “патогенные системы верований” ввел в свое время Владимир Данченко. С конца 70-х годов он печатался под псевдонимом №20. Некоторые из вас, возможно, сталкивались с его работами. Это очень интересный исследователь, который серьезно и глубоко анализирует различные духовные традиции и практики.
С моей точки зрения, патогенной система становится в тот момент, когда человек переходит из ситуации работы с некоторым инструментом, в ситуацию, когда он начинает в этой системе жить и уже иным образом воспринимать мир. Восприятие изменяется, он начинает, допустим, видеть какие-то воздействия, и, соответственно, от них защищаться, или как-то еще с ними взаимодействовать. Канал для получения информации при этом переходит в режим мониторинга. Начинается иная жизнь в рамках новой системы верований. Жизнь в новой реальности.
Степень осознания иллюзорности своего восприятия, умения управлять им, изменять картину мира, переходя из одного описания в другое, и определяет уровень психотехнической культуры человека. И только профессионализм в сфере овладения своим индивидуальным сознанием как инструментом может обеспечить устойчивый иммунитет против любых патогенных систем, порабощающих сознание.

Итак, способы вывода информации на каналы ощущений могут быть осознанными и неосознанными.
Чем же отличаются осознанные системы, которые, впрочем, так же, как и неосознанные, являются костылями нашего сознания? Они отличаются лишь тем, что человек не только понимает образы, которые получает на каналах восприятия, но и четко осознает их условность, иллюзорность.
Передается и воспринимается только форма, такова специфика восприятия. Для того, чтобы получить информацию, мы должны форму заполнить каким-то содержанием и, если эта форма у нас жестко связывается с определенным содержанием, момент осознанности уходит, осознанность становится как бы избыточной, ненужной для работы, а система постепенно превращается в патогеную. Если же такой связи формы и содержания нет, тогда могут возникнуть иные варианты работы с формой.
Проводился, например, такой эксперимент. Двух человек научили видеть ауру. Одному объяснили, что красный цвет — это цвет агрессии, а синий — это цвет защиты. Он так и выучил. Параллельно учили другого, не менее способного, но ему объяснили иначе: синий — это цвет агрессии, а красный — цвет защиты. Потом их пригласили провести диагностику. Сел человек и представил вокруг себя энергетическую защиту. Одного спрашивают:
— Что видишь?
— Синий цвет.
— А что он делает?
— Защищается.
Потом приглашают другого:
— Что видишь?
— Красный цвет.
— А что он делает?
— Защищается.
Информацию оба они получили правильную, но реальность-то у них была разная. В принципе неважно, каким цветом, или запахом, или любым другим ощущением мы воспользовались. Понимание этого и есть момент осознанности. Важно, что мы смогли обеспечить получение необходимой информации на каналах ощущений. Либо форме приписывается определенное содержание, и это жестко определяет ее восприятие, либо человек сам создает язык, на котором он будет разговаривать с реальностью. В этом месте существует громадный простор для творчества.
Древние говорили: “Дао не препятствует существованию человеческих иллюзий”. Действительно, что ему? Какая разница, какой цвет или запах человек чувствует? В разных культурах это организовано по-разному. По-разному, например, выглядят энергетические каналы. У африканцев это один вариант, а у китайцев совсем другой, а где-то в Южной Америке — третий. У одних на мизинце будет сердце, а у других — легкие или что-то другое — это тоже условно. Но эта условность не мешает не только получать информацию, но также каким-то образом и воздействовать, изменять соответствующие параметры.

Как происходят изменения описания мира? Суфии говорили: “ Лев самый сильный хищник, слон может больше всех съесть, а человек пришел, чтобы учиться”.
Человек — это система, открытая для обучения, к нему все время приходят новые знания. Иногда это происходит, когда вы идете куда-нибудь учиться. Иногда это то, что называется ”промывание мозгов”, — пропаганда, в ходе которой транслируется определенная система образов, и тогда через некоторое время человек уже приобретает новую систему представлений.
Это может быть, например, «гипноз» группы, групповое воздействие. Если в группе принята какая-то система верований, то, входя в эту группу, человек эту систему воспринимает, адаптируется или, как говорят психологи, интериоризирует ее. И совершенно незаметно для него система представлений этой группы становится уже его собственной системой представлений. Таков механизм любой замкнутой секты. Как известно, в сектах происходит немало чудес, которых непосвященные люди не видят. Но внутри замкнутого психологического пространства, где люди находятся в одной системе верований, они могут увидеть вещи для других совершенно недоступные. И так будет происходить до тех пор, пока человек не перестанет быть внешне обусловленным и не сделает процесс заполнения формы осознанным.
Но человек может войти в какую-то систему верований, отождествиться с тем, с чем нужно, наполнить форму тем содержанием, которое необходимо для решения его задач, отработать в этой системе, а потом выйти из нее.
Чем могут быть притягательны различные системы верований? Допустим, современный биоэнергетический вариант работы с аурой, энергетическими потоками, рамками и так далее. Многие из них дают определенную силу, определенные возможности, и часть людей, которые занимаются этими вещами, находят в этом для себя место социальной реализации, социальную территорию. В какой-то момент, когда человек ощущает силу и возможности определенной системы, он, с одной стороны, становится более могущественным, с другой стороны, как бы оказывается пойманным этой силой, этой системой. Ему дальше уже трудно избавиться от искушения это использовать, и он начинает жить в этом новом мире.
Кстати у того же Кастанеды есть довольно четкое разграничение могущественных магов и людей знания. Маг не является человеком знания. Человек знания отличается тем, что может пользоваться магическим искусством, искусством отождествления формы и содержания, полностью при этом осознавая, что он делает.
В принципе любой психологический объект вы можете обозначить посредством любого другого психологического объекта. Это может быть какое-то ощущение или цвет, или звук, это может быть каким-то энергетическим обозначением, или вообще любой формой. Кто что умеет. Итак, либо, вводя систему обозначений, вы получаете информацию в форме, соответствующей вашей системе, либо вы эту систему обозначений ищите, наблюдая за собой и другими людьми.
Рассмотрим, например, пространство сна. Это ведь тоже очень интересное пространство для получения информации. И здесь опять есть два варианта. Один вариант — вы сначала изучаете свою собственную символику сна и далее уже можете интерпретировать какой-либо сюжет в соответствии с этой символикой. Это долгая и кропотливая работа. Второй вариант, напротив, совсем простой, но глупый. Вы смотрите, например, по соннику девицы Ленорман – и как там написано, так свой сон и трактуете. Однако, если вы возьмете систему обозначений Ленорман и примите ее для себя, то этот вариант уже станет осмысленным. С некоторого времени вам начнут сниться сны именно в тех символах, которые есть у Ленорман, либо у Мюллера или Цветкова, либо еще у кого-нибудь. И это может оказаться совсем не так уж глупо.

Итак, мне хотелось бы рассказать о тренинге, которым мы занимаемся уже много лет. Тренинг восприятия или сенситивный тренинг направлен на то, чтобы повысить квалификацию человека в области управления своим инструментом восприятия. В основу тренинга были положены следующие простые принципы.
Первый принцип, мировоззренческий, гласит: в каждом человеке есть вся информация обо всей Вселенной. Если это принять, тогда вся проблема получения информации сводится к проблеме вывода этой информации на каналы ощущений.
Второй принцип — технологический. Для любой задачи, которую мы можем сформулировать, может быть создано сенсорное пространство, в котором решение этой задачи можно получить непосредственно на каналах ощущений. Здесь имеется в виду такой вариант работы, при котором в зависимости от задачи человек может создавать то или иное сенсорное пространство, вводить систему обозначений (если говорить на языке НЛП – якорей), осознанно конструировать язык, на котором он собирается разговаривать с реальностью, получать требуемую информацию.
Мы старались сделать этот тренинг таким образом, чтобы работать в обычном состоянии сознания. И это тоже принципиальный момент, потому что планировалось создать систему пригодную для людей, живущих в реальном открытом социуме, а не в ашраме или монастыре. Это весьма эффективная система психотренинга для людей, не имеющих достаточно времени для занятий медитациями или какими-то практиками, требующими полного погружения и сосредоточения, для людей, которые по условиям своей работы не имеют возможности входить в глубокие измененные состояния. Допустим, нужно что-то продиагностировать, но при этом нет возможности погружаться в медиумический транс либо использовать какие-то экзотические шаманские практики. Этот тренинг как раз и был разработан для того, чтобы научиться работать со своим информационным инструментом в обычном состоянии сознания.
Одним из базовых упражнений тренинга является искусство выделения структуры из фона, то есть выделения только той информации, которая требуется для решения конкретной задачи. Разумное использование этой способности позволяет не прибегать к каким-либо способам изменения состояния сознания. При грамотной организации выделения структуры из фона активность сознания практически не меняется.

В разных местах тренинг называли по-разному. Где-то это называлось психотехника диагностики, где-то — школа индивидуального сознания или курс рациональной психотехники, иногда тренинг назывался психотехника бизнеса или психотехника боевых искусств. Мы проводили сенситивный тренинг и для развития каких-то конкретных способностей. В зависимости от той деятельности, которой человек занимается, можно формировать даже какие-то «органы ощущений», допустим, такой «орган», как объемное видение или четырехмерное виденье, или организовать, например, на каналах восприятия “детектор лжи”.
Вообще-то, сам инструмент работы с сенсорными пространствами — вещь неспецифическая. А потому он и изучается неспецифически. Большинство упражнений на тренинге не имеют практического применения, например, работа со спичками и многие другие. Они предназначены для развития определенных неспецифических способностей, которые потом человек уже может использовать в какой-то конкретной сфере деятельности. Здесь может быть и сложная лечебная деятельность, и простая житейская диагностика. В любом случае это умение выводить информацию на каналы ощущений.

Давайте рассмотрим теперь алгоритм построения сенсорного пространства. Представьте себе, что у вас есть некое целое, о котором вы хотите что-то узнать, то есть поставлена задача диагностики. Это может быть компьютер, человек или какая-то ситуация, это может быть все, что угодно, мыслимое как целое. При этом, естественно, известно, какие параметры этого целого нужно будет получить. Далее, у вас имеется некоторое множество ваших ощущений. В психологии это называется модальностями и субмодальностями восприятия. Основные модальности — пять органов чувств. На зрительном канале субмодальностями являются различные цвета, их яркость, различные формы, на аудиальном канале это могут быть звуки или аккорды, громкость звучания, на другом канале — это запахи и т.д.
Первая задача сенситивного тренинга — выработка палитры ощущений для работы с информацией. Это так называемая прочистка каналов ощущений. В результате получается определенный набор ощущений, которые мы можем у себя воспроизводить. Считается, что именно их лучше всего использовать в качестве исходной палитры. Если речь идет о зрительном канале, то это визуализация, то есть я могу себе представить красный цвет, синий цвет, желтый. На тактильном канале — я могу почувствовать тепло, холод, вызвать ощущения мягкого, жесткого, ребристого, колючего и так далее. Около двадцати таких вот субмодальностей вы сможете на тактильном канале представить и почувствовать. Ну, и на других каналах то же самое. В основном, конечно, мы работаем с тактильным и зрительным каналами, по той простой причине, что ими легче управлять, хотя, с точки зрения механизма функционирования, никакой принципиальной разницы между каналами нет.
Итак, у вас есть палитра, и перед вами стоит задача получения некоторой информации.
Первый шаг алгоритма построения сенсорного пространства – это введение системы обозначений, то есть отождествление формы с каким-то смыслом. В данном случае этот набор форм — ваша палитра, а смысл – это информация, которую вы хотите получить. Допустим, я хочу померить человеку давление. Прежде всего мне нужно ввести определенную систему обозначений. Например, мы собрались выводить информацию на двигательный центр. (Это тоже канал получения информации, довольно широко распространенный). Стандартная методика — многие знают — линейку прикладывают к руке, берут золотое колечко на ниточке…
Пространство, которое мы создаем, можно было бы назвать сенсорной картой задачи. Чем более развито это пространство, тем, естественно, и более развернутый ответ можно получить. Сенсорная карта – это язык, на котором мы будем разговаривать или с реальностью, или с самим собой, или с океаном знания и силы, или с информационным полем, которое есть в каждом человеке как в части вселенской голограммы – не важно с чем, язык может быть один и тот же. Итак, на первом этапе мы вводим некоторый язык.
Второй этап — калибровка. На этом этапе используются данные, полученные независимым способом. Например, у меня есть 5 пациентов. Давление Маши определили колечком, измерили прибором, — совпадает. Следующий — посмотрели на этой самой линеечке, проверили прибором — совпадает. Дальше Петя – совпадает. Вася — тоже совпадает. Это стадия калибровки вашего инструмента. Вы тем самым проверили, что он работает. Дальше — уже пятый пациент. Теперь, измеряем давление Коли. Но у меня при этом уже есть некоторый момент доверия к пространству. Если доверия к инструменту нет — это состояние, в котором я ничего не смогу сделать.
Третий основной принцип сенситивного тренинга, методологический, — непривязанность к результату действия. Человек никоим образом не должен быть заинтересован в результате. А пространство мы могли бы создать совершенно другое. Мы могли по-другому договориться. Допустим, эта линейка будет нарисована на полу, тогда можно отпустить свое тело, чтобы оно занималось диагностикой, дать ему задание, чтобы оно один раз остановилось там, где нижнее давление, а второй раз — где верхнее. Это тоже вывод информации на двигательный центр.
Можно визуализировать эту линеечку и обозначить давление двумя красными точками, можно представить экран компьютера и так далее. Самих способов вывода информации на каналы ощущений может быть очень много. Это уже место творчества – громадный простор для вашей фантазии.
Ну, а третий этап – это уже сам процесс получения информации. Когда по той же самой положительной мыслеформе вы получаете информацию из этого пространства.
Таким же точно образом построены любые методики, которые чего-нибудь да стоят.
Бывает, человек просто видит много разных цветов, каких-то структур. Такая ситуация довольно часто встречается. Например, человек говорит:
— Я вижу вот здесь красное, здесь зеленое, тут спираль закручивается, там поток входит, здесь выходит.
— А что это значит?
— Я не знаю — я так вижу.
Получается, как в “Поле чудес” – участника спрашивают: “От чего страхуешься?”. А он отвечает: “Угадал все буквы, а слово прочесть не смог”. Для вербального уровня – вроде бы смешно, а на уровне восприятия очень часто так и получается. Вы можете видеть сны и не ухватить их смысл, увидеть ауру и не понять, что означают ее цвета. Вы можете что-то почувствовать рукой, но вам пока неясно, что эти ощущения означают. Это уже хорошо, уже есть, с чем работать, но это еще не ясновидение.
Так вот, вариант осознанного построения языка как раз и страхует человека от того, что он «не сможет прочесть слово». То есть любой текст на уровне ощущений, который он в этом пространстве получит, он сможет прочитать и более-менее осмысленно интерпретировать.
На сенситивном тренинге мы изучаем сенсорные пространства только в плане диагностики. Но в том же самом пространстве может происходить и воздействие. Допустим, я взял пространство для измерения давления, в нем же я могу давление изменить. Вот я его визуализирую. Допустим, оно высокое. При небольшом навыке можно научиться снижать, при этом я смотрю на ту же шкалу и вижу, что оно понижается. Получаю обратную связь. Здесь важно отметить, что когда речь идет о воздействиях, обязательно должен быть довольно большой предварительный этап, связанный с этикой воздействия и, конечно, с этикой работы с информацией.
Сенситивный тренинг повышает пластичность сознания, устойчивость при работе в разных режимах восприятия. На тренинге вырабатывается способность перенастраиваться, быстро переходить из одной системы в другую.
Существуют варианты тотального перехода, когда человек полностью всеми своими ощущениями переходит в состояние иного восприятия. Это, конечно, требует очень высокой квалификации, но имеются и локальные варианты, когда вы только небольшой частью своей палитры входите в какое-то другое пространство, работаете в нем и выходите. Такие варианты оказываются более мягкими, защищенными и безопасными для работы. При этом как раз и происходит постепенное увеличение пластичности сознания. Человек получает навык управления этими переходами, навык управления своей картиной мира.
Она из главных задач сенситивного тренинга — сделать человека более осознанным, менее внешне обусловленным, запрограммированным, более свободным от автоматизмов. Зная механизм и свойства информационных процессов, проходящих в нашем сознании, человек может растождествиться с ролью неосознанного проводника и перестать быть деталью некоего механизма. Человек обладает прекрасным информационным инструментом намного более совершенным, чем самые современные компьютеры, поэтому взгляд на теорию информации с позиций человеческого восприятия может оказаться гораздо плодотворнее чем взгляд на человека с позиций компьютерной аналогии.

ОТЗЫВЫ ЛЮДЕЙ, ПРОШЕДШИХ СЕНСИТИВ

Алексей Олешко, 32 года, менеджер, Москва
Большинство знаний и умений, которые у меня были к 32 годам, представляли собой кусочки мозаики, которые между собой никак не связаны. После тренинга некоторые из них объединились в отдельные взаимосвязанные блоки, по которым еще нельзя восстановить целостную картину, но уже видно, что на ней изображено что-то очень для меня интересное.
На сенситиве получилось на некоторое время вернуться в детство, когда никто еще не говорил, что и как я должен чуствовать и ощущать. И вернулось детское бесшабашное любопытство: а что будет за следующим поворотом? Узнал – понял – почуствовал, что может быть несколько правильных ответов на один вопрос, а не один. А такое открытие — что можно выигрывать в игре с изменяющимися правилами, очень помогает сохранять оптимизм в быстро меняющемся мире.

Наталия Потемкина, Саратов
Я не буду рассказывать про сам тренинг, чтобы тем, кто пройдет его после меня, было так же загадочно и интересно, я расскажу о своих ощущениях.
После тренинга не только у меня, но и у всей группы, было такое чувство, что наши возможности если и не безграничны, то уж точно на много больше, чем мы думали до того о себе сами. Такое чувство – просто подарок, после него появляются желания и силы менять свою жизнь и идти по ней дальше и выше.
Нас научили прислушиваться к себе, к своим ощущениям, и, главное, им доверять (с большим удивлением мы подтверждали их правильность на практике во время тренинга). Другими словами, тренинг сделал нас свободнее от оценок и от недоверия к себе, тех вещей, которые чаще всего тормозят наше движение и развитие.
А еще, все четыре дня тренига у меня было полное ощущение, что я на занятиях в Хогвартсе, в той самой школе, где учится Гарри Поттер.

Бухаров Сергей, 40 лет, инженер-технолог, Санкт-Петербург
Когда я собирался идти на сенситивный тренинг, предполагал, что эти занятия будут для меня, человека занимающегося различными практиками более 15 лет, чем-то вроде «дани традиции школы», или же своеобразным «соглашением о терминах», не более.
Но с первого дня занятий мне стало понятно, что тренинг в равной степени интересен и полезен как «продвинутым», так и новичкам.
Уникальная подборка и сочетание упражнений позволяют без значительной энергетической нагрузки пройти весь тренинг, весьма ощутимо улучшая свои сенситивные навыки. Работа в коллективе группы дает необходимую в таких занятиях обратную связь — контроль над реальностью собственных ощущений, и эффект подтягивания до более сильных участников группы, что невозможно при индивидуальных занятиях. Занятия хорошо сбалансированы с точки зрения пошагового продвижения к следующим ступеням, будь то вторая ступень сенситива, или же инструкторский курс.
Если говорить конкретно, то я бы выделил для себя, как наиболее полезные в практическом плане, упражнения по визуализации (особенно — комнату) и дихотомии, так как, не побоюсь сказать, на любом уровне «продвинутости» это необходимо тренировать непрерывно, навыку свойственно при отсутствии практики со временем теряться.
Упражнения на концентрацию, на мой взгляд, охватывают все основные направления концентраций. Для новичков очень полезное упражнение на «высиживание блоков».
Теперь хочу сказать о приятном (разумеется, субъективно, для меня). Полный восторг вызвали медитации, включенные в курс тренинга. Все без исключения. Даже и не стану выделять какую-нибудь отдельно, это было бы несправедливо.
И, наконец, когда курс тренинга закончен, ничего не закачивается. Большинство упражнений с успехом можно и нужно практиковать и дома и на работе и в любые свободные минутки, если, конечно, подобрать их таким образом, что бы окружающие не сочли вас съехавшим с ума… Ну представте, как вы будете выглядеть в метро, например, очень медленно сгибающими с разной скоростью перед собой оба указательных пальца?
Спасибо за тренинг. Рад, что прошел его.

Жмаев Евгений, 38 лет, руководитель компании, Санкт-Петербург
Сенситивный тренинг — это набор весьма полезных упражнений, опирающийся на простые и понятные теоретические постулаты. Раскрытие дополнительных каналов получения информации — это захватывающее занятие. Чем больше тренируешься и чем больше накапливаешь актов принятия и проверки этой информации, тем больше ей можно доверять и в будущем.
Для меня было важным найти еще один тренировочный способ более полной интеграции с окружающим миром.

Елистратова Дина, 26 лет, юрист, Одесса
Самым важным для меня в сенситивном тренинге является переживание конечности человеческой глупости, того, что называется ограниченностью или отграниченностью. Чем больше претензий снимаешь с мира, тем свободнее живешь. Чем точнее попадаешь в собственные системы верований, тем легче с ними работать. «Нет никакой ложки» становится не просто словами. И фраза «что хочешь — то делай» как ключевая фраза эпохи Водолея становится просто результатом практического применения сенситивного тренинга. Спасибо.

Виктор Голубев, преподаватель английского языка, Воркута
После тренинга я стал более внимательным к людям, к окружающей обстановке. Мне кажется, что основная идея тренинга — умение быть внимательным. Внимание во многом определяет поведение человека в тех или иных ситуациях. Я стал обращать внимание на те факторы, которые раньше просто игнорировал. Я стал более терпим к людям, стал более целеустремленным.
И еще – результатом тренига явились для меня очень важные понимания и осознавания: на данный момент я знаю точно, что мне нужно и что не нужно.

Еселева Анна, психолог, Киев
С сенститвным тренингом в моей памяти связывается первое осознание того, что называют знанием тела. Тело знает истину, хотя сознание в соответствии с очевидным здравым смыслом диктует нечто другое. Проиллюстрирую фактом, когда впервые обнаружила эту неизвестную мне прежде возможность.
Я опаздываю на важную встречу. Можно ехать на троллейбусе А, который довезет меня до места, или на троллейбусе Б, где потребуется дополнительно пройти пешком. Остановки А и Б в разных местах. Сознательно направляюсь к остановке А. Задумавшись о предстоящей встрече, и не рефлексируя дорогу, вдруг обнаруживаю, что тело мое уже прошло остановку А и движется к остановке Б. Сразу же вычислив, что по времени рациональнее маршрут А, возращаюсь к нему. Троллейбуса А все нет и нет, зато троллейбусы Б проходят мимо согласно расписанию. Впоследствии выяснилось, что на маршруте А была неисправность, задержавшая движение. Т.е. каким-то образом тело знало то, что не было известно сознанию. Я стала этим пользоваться, учась доверять этому знанию.
И еще о тренинге. Запомнилоось особое глубокое звучание пространства, которое сложно выразить словами, и содержательная часть — упражнения. Занимаясь в частной Школе-саду «Эколенд» развивающими занятиями с детьми, мы вдвоем с коллегой при работе с интеллектуальной сферой в значительной части использовали адаптированные упражнения из сенситивного тренинга. Дети с удовольствием приобретали разнообразные навыки, играя в эти игры.

Зеленов Михаил, 41 год, профессор истории, Нижний Новгород
Что делает мастер на тренинге по развитию сенситивных способностей, остается загадкой. Кажется, любой человек может включать музыку, давать задания группе и раздавать шарики от пинг-понга. Вероятно, он делает нечто, остающееся за пределами видимости, потому что многие вдруг начинают видеть себя.
В этом состоит таинство, которому каждый может научиться, если захочет, ведь тренинг проводится в эстетике латихана. Латихан – это практика неделания. Возьмем для примера Михаила Зеленова. Если до тренинга он что-то не делал, то ничего и не делалось. После тренинга он тоже что-то не делает, но это что-то делается само собой (лечится, сочиняется, приходит и уходит), если есть замысел, под который создается особое пространство. Пространство это чудесное, поскольку в нем происходит все, что нужно Автору замысла. Только с ним надо слиться, чтобы ощущать его малейшие движения.
Тонкость ощущений – утонченный эстетический принцип тренинга, раскрывающийся во всех упражнениях, раскрывающий любого человека.
Когда один из моих любимых персонажей – Михаил Зеленов – впервые попал на тренинг, многое ему показалось непонятным. Как он сам потом не раз говорил, нельзя понять, каким образом теннисный шарик, зажатый в ладони, превращается в комок мокрого снега, в свинцовую гирьку, в теплого живого цыпленка, в жужжащую муху, бьющуюся в спичечном коробке. Через некоторое время, будучи в состоянии неофита, тот же персонаж возбужденно убеждал скептически настроенных приятелей: «Чтобы пить кофе, не нужно его понимать, можно просто его чувствовать и получать удовольствие. Представьте себе, вы сидите в уличном кафе в Париже, перед вами изящная чашка ароматного кофе…». «Представьте себе» – это такое упражнение. Что оно развивает? Может быть, представления о мире. Представьте себе, не старайтесь понять, все равно почувствуете. «Три в одном» – это максимум, который может предложить зубная паста. «Всё в одном» – это минимум, который можете увидеть вы в себе после тренинга.
И когда ты смотришь на человека, помня, что он не меньше и не больше другого человека, хотя и прическа у него могла бы быть получше, и одет он мог бы быть привычней, и вообще с представителями этой социальной группы навыков общения нет… и когда ты прикасаешься к его пальцу: О Океан! мы твои сукины дети, идущие по берегу, забывшие дышать.
На тренинге представляется возможность научиться пролетать над границами «своего» и «чужого», что привносит в жизнь сначала новое качество, а потом совсем новое качество. Как бы это объяснить… Мой любимый персонаж – Михаил Зеленов – долгое время считал, что его социально-психологический мир (СПМ), в котором он родился и был воспитан, лучше, выше и достойней, чем СПМ его супруги, чего она, по своему невежеству, оценить, конечно, не могла. Когда же до Михаила дошло, что все СПМ горизонтальны, его семейная жизнь приобрела новое качество, а потом и вовсе исчезла, так как она превратилась в его жизнь, перестав быть автономным сегментом сознания, став роскошью общения.
Вот-вот, проекции собственного сознания, увиденные как проекции, дают повод уважать проекции другого сознания.
Вообще-то я очень рад, что Михаил попал на тренинг: жизнь изменилась, изменились объемы жизни, ставшей за пределами занятий обыденным удовольствием.

Золочевская Ирина, врач, Воркута
Вторая ступень тренинга позволила мне начать разбираться в своих комплексах и страхах, и, главное – избавляться от них. А такое непонятное «Я есмь» стало как-то родней и ближе, а значит – реальнее. Самое ценное в тренинге то, что это концентрат знаний и умений, которые можно применять каждый день.

Кортюкова Екатерина, 22 года, Нижний Новгород, заканчиваю юрфак ННГУ, работаю дизайнером
Сенситив для меня — это прежде всего эксперимент, эксперимент над собой и над реальностью, в которой я живу. Почти 2 года прошло после того, как я прошла 1-ую и 2-ую ступень этой практики, но работа, которая началась непосредственно во время занятий, продолжается и по сей день. Мне сложно выделить какое-либо переживание, как наиболее значимое, так как постижение некоторых явлений стало возможным только благодаря сумме случившихся переживаний и наоборот.
В целом же, сенситив для меня подобен некой хирургической операции, во время которой ты имеешь возможность увидеть себя изнутри, разобрать по пунктикам все свои составляющие, увидеть механику жизни такой, какая она есть. Дальше ты уже можешь сам решать, с чем тебе продолжать жить, а что стоит удалить из своего жизненного пространства как ненужное и абсолютно чужеродное явление.

Кельин Дмитрий Владимирович, 36 лет, служащий таможни, Минск
Я отношусь к разряду людей, которые очень долго запрягают, но при этом быстро ездят. С Сенситивом (и 1-м и 2-м) получилось точно также. Я отработал семинар, в течение 2-3 месяцев после него упрямо выполнял упражнения без сколько-нибудь заметного результата. Результат же, как обычно, ударил по голове неожиданно, без предупреждения и со всего размаха:
— Я возненавидел «хождения на работу» (и это при том, что всю жизнь пробыл клерком и меня всегда это устраивало).
— Неожиданно проявились (или обострились) способности к диагностике человека как на уровне физического здоровья, так и на уровне эмоциональных, психических и иных состояний. Эту способность я «загнал в уголок до лучших времен», так как никогда подобным не занимался и не был готов к реализации данных способностей. Однако с упорством взялся за себя самого и весьма быстро в этом преуспел. В самый короткий промежуток времени нашлись и люди, и книги, с помощью которых я научился «жить в мире» со своим телом и не только с ним. Через пару лет активного процесса «самонастройки» я вернул себе утерянное еще в детстве 100%-е зрение, избавился от соматических нарушений (уже изрядно беспокоивших), научил мышечную систему находится в активно-расслабленном состоянии. И все это началось после 1-го сенситива.
— Время растянулось бесконечно. По началу я даже болезненно реагировал на слова окружающих, что неделя, месяц, год «пролетели». Со временем я привык к «длинному» времени. Более того, неожиданно для себя я обнаружил, что существует масса «скрытого» времени (болтовня по телефону, поездки в транспорте, стояние в очередях и пробках, «перекуривания» и прочее), и его можно с удовольствием использовать. Самым же важным открытием было «украденное» время.
— Резко изменились отношения с людьми. Стали значительно контрастнее, эмоциональнее. Я с удивлением наблюдал за всем этим. Круг общения сменился почти полностью и стал значительно меньше. И это за какие-то полгода. Надавить на меня, вынудить, «усовестить» стало невозможно. Пришлось привыкать к собственным новым реакциям и даже вырабатывать новые привычки.
Вот самые яркие впечатления, вспомнившиеся в связи с сенситивом.
В целом же у меня о сенситиве (особенно первой ступени) сложилось мнение как о «проявителе». Неопределенное, слабо или вовсе невыраженное проявляется, промывается, вытаскивается наружу. И это оказывается как раз то, что мне нужно. С этим находишь общий язык, учишься с этим жить и его использовать.

Косороткин Владимир, психолог, Ростов
После сенситивного тренинга очень многое изменилось в окружающем мире. Во-первых, стали ярче краски, звуки, ощущения, мир стал более живым. Привычные вещи видятся теперь по-новому и вызывают новые чувства, ярче и богаче. Я стал больше заниматься творчеством. Во-вторых, изменилось восприятие окружающих людей. Люди воспринимаются более объемно и более детально. И, наконец, в-третьих, сильнее ощущается собственная связь с окружающим миром.
В целом кратко, как в рекламе, все это можно сформулировать одной фразой: “Если мир стал ярче – значит, Вы прошли сенситивный тренинг”.

Кузнецов Николай, инженер, Нижний Новгород
В результате участия в сенситивных тренингах я получил расширение картины мира. При работе с жизненными ситуациями теперь есть возможность использовать элементы упражнений, предложенных на занятиях. Улучшились отношения с людьми, взаимодействие стало более легким, открытым. Увеличилась скорость настройки и реагирования при возникновении различных ситуаций. Сформировался язык чувств — это другая форма восприятия мира. Получил навыки медитации и саморегуляции, что привело к стабилизации здоровья и самочувствия.

Линас Лабанаускас, химик, профессор Вильнюсского Университета
Сенситивный тренинг — это могучий фонарь для ищущих.

Михаил Болтнев, 26 лет, адвокат, Вологда
Самым важным на сенситиве для меня явилось то, что я почувствовал пространство, окружающий меня мир. Мне очень понравились упражнения под музыку с теннисными шариками – это помогает понять пространство, слиться с ним. «Игра египетских мальчиков» также была интересна, она учит не думать, не вычислять, а знать ответ уже в момент постановки вопроса. После сенситива восприятие людей стало более адекватное и более четкое, да и сам я стал более спокойным, такое ощущение, что отпала какая-то лишняя, ненужная шелуха.

Михаил Кулькин, 40 лет, бизнесмен, Нижний Новгород
Я был просто ошарашен, когда почувствовал, что находится внутри совершенно обычного ящика, закрытого со всех сторон. Я по образованию физик и для меня раньше это было мистикой, требующей разоблачения. А тут я сам чувствую то, что ни потрогать, ни увидеть не могу; и прибора нет, а знание, что находится внутри закрытого ящика, есть.
Или другой опыт, когда с закрытыми глазами собирал в пространстве шарики. И вдруг я понял, что чувствую, где они находятся, хотя и не вижу. Это тоже потрясающее открытие. Другое, не менее потрясающее, открытие заключалось в том, что это чувство или, если хотите, чутье, пропадает, если я начинаю сомневаться в себе или бояться. Страх и сомнение закрывают интуицию; радость жизни и доверие к себе раскрывают ее.
Еще одно волнующее впечатление — это игра в угадывание монеток в руках партнера, причем правила ведущий менял в любом месте игры. Что интересно, я сначала выигрывал, а потом мое старание выиграть и нежелание проиграть привело к нарастанию раздражения, затем пропала интуиция и я, естественно, проиграл. Забавно было видеть, что те, кто искренне радовался игре и не боялся проиграть, им, что называется, «поперло». Они выигрывали при самых абсурдных правилах. На сенситиве я вот так, играючи, понял, что можно видеть будущее. Не сомневаясь в себе и не боясь этого будущего, конечно.

Моргун Анастасия, 33 года, психолог, Москва
Сенситивный тренинг устроен так, что его ведущий как бы в стороне, он не старается всем доказать, как он крут, не заворачивает весь процесс на себя. Напротив, он «просто» помогает участникам открыть в самих себе те стороны и способности, о которых они не подозревали — даже если и пользовались ими раньше. И девиз: «Ребята, вы все это сами можете!» — очень вдохновляет. Хочется идти дальше в эту неожиданно обнаруженную сторону и перенести новые открытия из пространства тренинга в жизнь. Еще приятно, что сознание после тренинга остается в некотором недоумении. Картина мира не то чтобы разрушается — нет, мягче, но — как бы «размыкается», и становишься открытым новым впечатлениям. Как будто открыли окно, а за ним — свежий весенний мир, и просыпается новая жизнь и интерес к ней. А «крыша» при этом не едет (вернее, едет, но весьма осторожно — ровно столько, сколько ты можешь себе позволить) — то есть, техника безопасности — на должном уровне.

Наталья Грохольская, психолог, Саратов
За много лет преподавательской и немного меньше тренерской деятельности была возможность познакомиться с разными школами, тренерами, наблюдать за действом во время тренингов, общаться с участниками совместной работы после занятий. Тренинги бывают разными, и это всем известно. Некоторые дают новые знания, некоторые – новые технологии, и этим они ценны, но лишь немногие дают возможность настроить себя как инструмент – носитель знаний, технологий.
Сенситивный тренинг Григория Романовича Рейнина и относится к этой самой ценной, на мой взгляд, категории тренингов. Независимо от рода деятельности участников (тренеры, бизнесмены и т.д.), качество внутренней работы участников неизменно высокое. И не сразу понятно, что происходит: тренер просто дает задания, участники их выполняют, и это – привычная картина для обычного тренинга.
Люди видят свои ресурсы, понимают не только свою «зону ближайшего развития», но и видят, ощущают мир, окружающих и себя — по другому.
И здесь хочу вернуться к теме человека (тренера, бизнесмена, учителя и т.д.) как к инструменту. Достаточно часто мимо нас проходят ценные знания, значимые события, важные для нас люди и отношения, и проходят мимо лишь потому, что мы не смогли их увидеть, почувствовать и понять вовремя – наш инструмент (организм, сознание), не настроен. Профессионализм каждого из нас и основывается на качестве настройки наших инструментов, а сенситивный тренинг – это классный процесс настройки.

Пак Игорь, 36 лет, психолог, Душамбе
Во время прохождения сенситивного тренинга у меня был шок из-за того, что многие вещи я испытал, прочувствовал, а логически объяснить не мог. После тренинга сложилось такое впечатление, что окружающий мир остался прежним, а вот я, по-моему, стал немного другим. Стал по-другому смотреть на происходящее вокруг, многие фильмы стали восприниматься по-новому, стал более чувствительным, что ли, попросил прощения и сам по-настоящему простил… Осознал, что если что-то не укладывается в формальную логику, то это не значит, что это не существует, просто нужно изменить подход.
С точки зрения тренера, некоторые упражнения применяю в своих тренингах. Упражнения с теннисными шариками использую для развития навыка чувствовать своего напарника по тренингу (тренинг по подготовке тренеров). «Муха» (различные варианты) — на развитие образного мышления, умение выделять нужную информацию из информационного потока. Ну, и надеюсь, все это позволит развить образную сферу сознания. Мне кажется, это важно для людей, привыкших мыслить преимущественно логически.

Субботина Елена, 27 лет, искусствовед, Санкт-Петербург
Когда я шла на первое занятие сенситивного тренинга, меня трясло, как перед экзаменом. Я боялась, что надо будет делать страшно сложные упражнения, а у меня не получится. Но нас сразу успокоили, сказав, что если нам какое-то упражнение не нравится, то мы можем просто его не делать, пропустить. Никто никого заставлять и критиковать не будет. Почти сразу я почувствовала себя как ребенок, которому разрешили поиграть в свое удовольствие: мысленно погонять муху по кубику, представить белый тенисный шарик конфетой или клубком шерсти, а себя представить танком или пушинкой, пофантазировать, порисовать, раздвинуть границы своего мировосприятия. А потом всем этим поделиться с другими участниками.
Самые интересные и одновременно «сложные» для меня упражнения — это занятия с партнерами, когда надо было общаться без слов, передавать информацию, настроение, состояние, и чувствовать то, что хочет сообщить тебе другой человек. Очень часто, когда мы общаемся, наши слова не доходят до собеседника, а ведь можно попытаться объяснить ему что-то важное без слов. Понравились упражнения на релаксацию, т.к. я чувствую, что очень часто бываю «зажатой», не могу расслабиться, «отпустить» себя, вечером не могу отключиться от дел, заснуть.

Сухорукова Ирина, экономист, Санкт-Петербург
На сенситиве в одних упражнениях я реально увидела свою немощь — я о себе так не думала, думала о себе получше… Благодаря другим упражнениям я почувствовала радость от своих возможностей. Одним словом, проинвентаризировала себя для начала, экономист ведь!
И отметила, уже тогда, во время сенситива: » вроде бы незатейливые такие упражнения, а как ловко они намекают о возможностях»… И после тренинга я с удовольствием с этими намеками и возможностями разбираюсь. «Твои возможности человек!» и мои, в частности, — важная тема в жизни!
Многие вещи бывают непонятны не потому, что мы в принципе не можем их понять, а потому, что их нет в наших представлениях («Нет в описании — нет в восприятии»). А люди нуждаются в описаниях, чтобы общаться друг с другом, с миром. Однако, можно повышать квалификацию своего восприятия — на тренинге. И упражнения на тренинге — это развитие умения выводить информацию на каналы ощущений.

Яценко Андрей, бизнесмен, Красноярск
Я обратил внимание на то, что у людей, прошедших тренинг, нарабатывается доверие к самому себе, к своим ощущениям. Меняется отношение к различным пространствам. Вне зависимости от места и времени, появляется ощущение внутренней свободы.

Коровин Александр, 32 года, психолог, тренер-консультант, Самара
Для меня результат сенситивного тренинга – это общее впечатление прикосновения и переживания «чего-то другого», изменение и расширение образа себя, состояние объемного восприятия, обретение возможности жить в состоянии латихана. Появилось ощущение «выпуклости» мира и людей, усилилось чувство интуитивного восприятия окружающего. Из прикладных моментов для меня наиболее ценными явились выделение структуры из фона, работа с дихотомиями и с намерением.
Уже после рационально-профессионального осмысления тренинга поразило многообразие прорабатываемых на тренинге тем — мы насчитали их 33.
1. Проработка и гармонизация образной и логической сфер мышления.
2. Диагностика целого.
3. Работа с сенсорными каналами.
4. Пластичность сознания: адекватность ситуации;умение переходить из контекста в контекст.
5. Работа с эфирным телом: метанавыки здоровья.
6. Латихан: состояние алертности.
7. Навыки общения: присоединение (глубинные технологии); калибровка.
8. Работа с образом себя. Я-концепция; поведенческие проявления.
9. Искусство формирования сенсорных пространств: навыки решения стандартных и нестандартных задач; работа с намерением: непривязка к результату; состояние алертности.
10. Выделение структуры из фона: объекты/метаобъекты; состояния/метасостояния
11. Тонкость различения – дихотомии.
12. Работа с вниманием: распределение внимания; концентрация внимания.
13. Релаксация и восстановление работоспособности.
14. Очистительные техники.
15. Работа с центром тяжести.
16. Медитации.
17. Синестезия (соединение несоединимых вещей).
18. Развитие сознания: работа с многомерностью; объемность; управляемость; различные виды мышления.
19. Развитие волевых качеств: контороль; управляемость.
20. Момент истины (упражнения на чудеса).
21. Работа с чувством времени.
22. Работа с мыслеформами.
23. Работа с внутренним Ребенком: искренность; радость; открытость; удивление.
24. Достижение коммерческого результата.
25. Снятие личностных барьеров.
26. Работа со страхами: границы; страхи; ограничения.
27. Расширение границ восприятия: работа с образом тела; работа с образом себя.
28. Объемное видение.
29. Умение взаимодествовать: результативно; технологично; экологично.
30. Управление своим состоянием.
31. Математические задачи.
32. Навыки работы в группе. Межгрупповое взаимодействие.
33. Навыки управления пространством. Изменения структуры пространства

Шимельфениг О.В., кандидат физико-математических наук, доцент СГУ, Саратов
Сенситивный трениг открыл мне новый мир, богатый ощущениями, эмоциями и насыщенный информацией, ранее мне совершенно недоступной и даже неизвестной.
После тренинга явно обостряется интуиция, расширяется сфера восприятия, способность структурирования впечатлений и их осознанвания. Появляется возможность управлять восприятием и повышать эффективность формирования своих стратегий поведения для более гармоничного взаимодействия с окружающими и всей ситуацией в целом.

Демидов Андрей, 44 года, Санкт-Петербург, прораб
Мною с небольшим перерывом в несколько месяцев пройдены первая и вторая ступени сенситивного тренинга. И я хочу отметить, что значительная часть опыта, полученного на тренинге, разворачивается и проявляется со временем.
Ярких переживаний на занятиях было много. Это были упражнения, которые направлены на развитие заброшенной и забитой способности к тонким ощущениям. Ведь состояния или разнообразные экраны, которые ты «генерируешь» во процессе упражнений, воспринимаются и опознаются другими людьми. Это с 1-й ступени. Со второй ступени запомнилось упражнение на формирование любой заданной личности, когда с каждым утверждением группы физически вживаешься в образ и начинаешь чувствовать себя как другого.
Очень полезным является неоднократное упоминание на сенситивном тренинге предупреждения, что любое создаваемое для определенных задач сенсорное пространство есть дополнительный инструмент и оно ни в коем случае не должно перерасти в патогенную систему, т.е. инструмент не должен перерасти автора.
Очень важной для меня оказалась результативная, тонкая работа с собственными страхами, комплексами, внутренними барьерами.
В результате прохожнения сенситивного тренинга изменились мои отношения с окружающим миром, ведь сам мой взгляд изменился, произошло знакомство с самим собой с совершенно другой точки зрения.

Лаврухина Ольга, 30 лет, художник, Санкт-Петербург
Мне кажется, что любому человеку, который ищет свой неповторимый, индивидуальный путь в жизни, необходимо научиться в первую очередь искусству общения. Искусству общения с окружающим его миром, искусству общения с самим собой.
На мой взгляд Сенситив помогает овладеть искусством слушать как другого человека, так и себя. Сенситив позволяет понять, каким ты видишь себя, каким тебя видят окружающие люди. Ощутить эту разницу и понять ее, увидеть, как можно сократить разрыв между мечтой и реальностью.
Сенситивный тренинг принес мне удивления и открытия. Во время практики есть такой момент, когда ведущий предлагает участникам представить себя кем-то, примерить на себя маски других судеб.
Мне достался образ вполне благополучной женщины, жизнь которой могла бы вызвать зависть у многих, в том числе и у меня. (Жена преуспевающего адвоката начала ХХ века. Роскошная квартира в Петербурге, изысканное светсткое общество, двое очаровательных детей, мальчик и девочка, но материнство не обременяет, т.к. детьми занимаются няня и бонна…)
Это была женщина не только материально обеспеченная, она была одарена судьбой еще и красотой, здоровьем, умом, окружена любовью и уважением близких ей людей. И неожиданно, к своему глубочайшему удивлению, я ощутила, что этот образ мне неприятен…
В сущности, мое открытие сводится к тому, что сремясь к определенному благополучию, я его же и отвергала. Именно этот конфликт мешал мне достигнуть цели. Нельзя стать женщиной, которую ты презираешь, сколько не внушай себе, что это именно то, к чему надо стремиться. Я вовсе не хочу сказать, что быть благополучной и счастливой плохо, плохо только променять на все эти блага свою возможность жить и мыслить свободно, а не в рамках одной роли. Я вдруг поняла, что мое стремление быть «идеальной женщиной» тяготит и сковывает меня.
Сенситив показался мне, с одной стороны, увлекательным приключением, во время которого я узнала много нового о себе, а с другой стороны, он стал как бы завершающим этапом. Этот завершающий этап, некий рубеж, который я внутри себя перешла, дал мне силы начать что-то новое в своей жизни, «перевернуть страницу».
И еще мне хочется отметить, что сенситивный тренинг позволяет не только разобраться в себе, в своих мыслях, чувствах и желаниях, но и научиться управлять своим телом. Научиться снимать физическую боль или усталость, когда это необходимо, научиться быть внимательным к своему телу и духу. Ощутить и понять, что тело живое, что его нельзя эксплуатировать как механизм.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *